Невообразимое возможно: 100% энергии из возобновляемых источников. Соглашаться на меньшее – нельзя.

 

автор – Билл Маккиббен, лидер международной организации 350.org

 

СЛАБАЯ СТОРОНА ЗАЩИТНИКОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ В ТОМ, ЧТО ОНИ ПРОТЕСТУЮТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРЕДЛАГАЮТ РЕШЕНИЯ.

Протест против перегрева планеты и сокращения полярных льдов, безусловно, должен говорить сам за себя, но он не сообщает нам о том, как именно достичь цели. Поэтому важная новость – экологическое движение, похоже, объединяется под новым знаменем. И на этом знамени стоит цифра: 100 процентов.

Это – призыв к переводу всех энергосистем страны на стопроцентно возобновляемую энергию; призыв для Соединенных Штатов (и всего мира) переходить на энергию солнца, ветра и воды. Значение 100% возобновляемой энергетики для будущего планеты можно сравнить со значением проекта “Medicare для всех” для дебатов о здравоохранении или движения “Борись за $15” в битве против неравенства. Именно так прогрессивная часть общества будет думать о будущем энергетики. Этот призыв, хоть и возник в Северной Европе и Северной Калифорнии, уже получает поддержку вне узкого круга обособленых “зелёных” анклавов. За последние несколько месяцев это обязательство взяли на себя такие города как Атланта и Солт-Лейк-Сити.

Мы больше не согласны на полумеры. Барак Обама доводил до бешенства защитников экологии своей энергетической политикой по принципу “всё вышеперечисленное”, когда к солнцу и ветру относились лишь как к двум пунктам списка, включавшего также уголь, газ и нефть. Этого мало. Многие учёные утверждают, что с такими темпами в течении десятилетия мы выбросим в атмосферу столько углерода, что это разогреет Землю сильнее температурных пределов, о которых договорились в Париже. Возобновляемая энергетика – даже самый ускоренный переход на неё – не остановит изменение климата. Однако отказ от ископаемого топлива сейчас – возможно (ведь гарантии никто не даст)! – убережёт нас от ущерба, способного разрушить нашу цивилизацию.

В любом случае, нам больше не нужно сбавлять обороты: За последние несколько лет инженерам удалось снизить цены на возобновляемые источники энергии настолько, что, по мнению многих экспертов, переходить на них выгодно экономически, даже если бы ископаемое топливо и не разрушало Землю. Именно поэтому призыв к переходу на 100% возобновляемую энергетику вышел за пределы левой риторики. Если вы оплачиваете счет за электроэнергию, исходя из здравого смысла, это – следующий шаг.

ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, ПОЧЕМУ СТОЛЬКО ВРЕМЕНИ УШЛО НА ТО, ЧТОБЫ ДОБРАТЬСЯ ДО ЭТОЙ ТОЧКИ, ПОДУМАЙТЕ О СОЛНЕЧНОЙ БАТАРЕЕ.

Этот умный прибор был у нас ещё в 1954 году, когда Bell Labs выпустили первую модель. При преобразовании энергии эти панели теряли 94% солнечной энергии, их производство было невероятно дорогим, что означало: на планете Земля найти им применение было сложно. Однако, в космосе они были необходимы. Базз Олдрин развернул солнечную батарею на Луне вскоре после прилунения “Аполлон-11″.

На протяжении следующих десятилетий цена на батареи снижалась, в то время как их эффективность росла. (Вспомните, как Рональд Рейган снял солнечные батареи, установленные на крыше Белого дома Джимми Картером.) Однако в 1998 году, когда опасения по поводу климатических изменений начали нарастать, небольшой отрыв на выборах в Германии вынудил Социал-демократов заключить союз с Партией зелёных. Созданное в результате коалиционное правительство начало движение страны в сторону возобновляемой энергетики.

В ответ на повышенный спрос Германии на солнечные батареи и ветровые турбины китайские фабрики научились удешевлять производство батарей, и цены на них начали стремительно падать. Это “свободное падение” цен продолжается до сих пор. Сейчас в Германии бывают дни, когда половина всей энергии страны произведена солнцем. В 2017 году солнечная и ветроэнергетика выигрывала большинство тендеров на поставки электричества: В Индии только что объявили о закрытии десятков угольных шахт и отказе от планов строительства новых угольных электростанций, так как низкая себестоимость солнечной энергии делает ископаемое топливо нерентабельным. Преимуществам бесплатной энергии солнца не могут сопротивляться даже в богатом нефтью Абу-Даби, а целые массивы батарей строятся среди нефтяных месторождений.

Среди тех, кто первыми заметил падение цен и улучшение технологий, – директор программы Стенфордского университета по атмосфере и энергетике Марк Джейкобсон. В 2009 году его команда опубликовала серию планов, согласно которым Соединённые Штаты могут производить всю необходимую энергию посредством солнца, ветра и воды, используемой гидроэнергетикой. Два года спустя Джейкобсон вместе с командой “заговорщиков”, включая артиста Марка Руффало, запустили проект “Решения” (Solutions Project), чтобы влплотить эту идею со страниц научных журналов в реальной жизни. С тех пор группа опубликовала подробные планы для большинства стран планеты. Если вы хотите знать метраж южной стороны крыш в Алабаме или суммарную мощность ветра в Зимбабве – именно они знают ответы на подобные вопросы.

С каждым кварталом 100% возобновляемой энергии становится не столько амбициозной целью, сколько очевидным решением. Чёрт побери, ведь я провёл эту весну в беднейших регионах Африки, где люди устанавливали солнечные батареи, от которых питаются телевизоры, радио и LED-лампы, по цене керосина для лампы на один день. Если можно это делать в Германии и Гане, у вас получится и в Гранд-Рапидс и Гейнсвилле.

Даже 72% републиканцев хотят “ускорить развитие чистой энергетики”. Это объясняет, к примеру, почему клуб “Сьерра” имеет головокружительный успех со своей кампанией #ReadyFor100 (Готов к 100), лоббирующей обязательство городов на 100% перейти на возобновляемые источники. Никто не сомневался, что, как всегда, “старые знакомые” вроде Беркли (Калифорния) быстро подпишутся под этим. Однако в начале лета Американская конференция мэров одобрила эту идею, и лидеры появлялись в самых неожиданных местах. Мэр Колумбии (Южная Каролина) Стив Бенджамин выразился так: “Сейчас это уже не просто один из вариантов. Это – необходимость”.

Экологические группы от “Гринпис” и “Climate Mobilization” до “Food and Water Watch” поддерживают цель 100%. У них она отличается, в основном, лишь промежутком времени, за которое мы должны совершить переход – озвучиваются варианты от десяти до приблизительно трёх лет. Судя по состоянию планеты, правильный ответ: это должно было случиться 25 лет назад. Ближайший к правильному: настолько быстро, насколько в человеческих силах. Это значит, по крайней мере частично: так скоро, как власти смогут помочь этому произойти. Со временем рынок совершил бы переход сам по себе (ведь с бесплатным солнечным светом и ветром сложно конкурировать), но как раз времени у нас-то и не хватает, поэтому настолько важны дотации, непростые задания и деньги, которые смогут распространить революцию в самые бедные уголки мира.

Поэтому так знаменательно, что в апреле сенатор Берни Сандерс (Вермонт) вместе с сенатором Джеффом Меркли (Орегон) предложили первый федеральный законопроект о 100%. И пусть он в этом году не пройдёт Конгресс – как идея, вокруг которой будет формироваться повестка Демократической партии в 2018 и 2020 годах, он критически важен.

Конгресс, однако, не является единственным законодательным органом, имеющим влияние в Америке. К примеру, ранее в этом году Сенат Калифорнии проголосовал закон (с перевесом голосов 2-1), который к 2045 году полностью переведёт шестую самую крупную экономику в мире на возобновляемые источники. В прошлом месяце губернатор Джерри Браун в попытке воссоздать дух климатических переговоров в Париже пригласил на конференцию в Сан-Франциско в сентябре 2018 года местных лидеров со всего мира – губренаторов, мэров, глав региональных администраций.

“Смотрите, вам, мне и десяткам миллионов других людей под силу решить это”, – сказал Браун, приглашая мировую общественность на своё собрание.

НЕ СТОИТ ОЖИДАТЬ, ЧТО ЭТА БОРЬБА БУДЕТ ЛЕГКОЙ.

Хоть топливные корпорации осознают, что будущее не за ними, они намерены удерживать нас в прошлом. Например, недавно министр энергетики США Ник Перри заказал “исследование”, которое, по словам сенаторов-демократов, является “плохо замаскированой попыткой продвигать менее экономные электрогенерирующие технологии, такие как уголь”, выставляя изменяющиеся источники энергии, как солнце и ветер, ненадёжными для энергосистемы.

Это всегда было проблемой возобновляемой энергетики: солнце садится и ветер стихает. На самом деле, этой весной группа учёных поставила под сомнение расчеты Марка Джейкобсона частично именно на этом основании, утверждая, что без непроверенных технологий улавливания и хранения углерода с теплоэлектростанций скорее всего не обойтись, так же, как и без ядерной энергетики. Тем не менее, технологии наступают. Аккумуляторы Илона Маска работают на автомобилях “Тесла”, но если их увеличить, то сохранение поcлеобеденного солнца для вечернего потребления электроэнергии станет для предприятий экономически возможно. В мае во время неформального разговора один из руководителей калифорнийского комунального предприятия высказался так: “С точки зрения технологии вопрос решен. Как быстро вы хотите достигнуть отметки 100%? Это возможно сегодня”.

В то же время администрация Трампа угрожает установить огромные пошлины на солнечные батареи, импортируемые в США. Это может резко повысить цену на новые американские солнечные установки, и две трети новых массивов батарей, которые должны были быть запущены на протяжении следующих пяти лет, никогда не будут построены.

А прежде, чем это случится, прирост солнечных установок на крышах уже дошел до точки, которую “Нью-Йорк Таймс” окрестила “резкой остановкой” из-за “согласованой и хорошо профинансированной лоббистской кампании традиционных энергетических предприятий, обрабатывающих государственные институции по всей стране, чтобы пресечь инициативу домовладельцев”. Вместо того, чтобы оставить жителеям самим решать климатический кризис, энергетические корпорации в одном штате за другим добиваются утверждения нормативных актов, препятствующих принятию законов по “системе чистого измерения”, которая даёт возможность пользователям продавать излишки энергии назад в энергосеть. Это делается во главе с Американским законодательным советом (ALEC) и Институтом электрики Эдисона (EEI), под чьей политической пропагандистской работой фактически подписываются налогоплательщики. Консультант по вопросам энергетики Нэнси ЛаПлака прокомментировала это так: “У этих предприятий есть монополия, и они хотят сохранить её”.

Возобновляемым источникам энергии противостоят не только правые республиканцы. Демократы также часто поддерживают новые планы по ископаемому топливу, частично потому что они находятся в кабале у строительных профсоюзов в обмен на поддержку своих избирательных кампаний.   Прошлой осенью, через несколько дней, после того как наёмники, нанятые фирмой, которая стоит за трубопроводом Dakota Access Pipeline, спустили немецких овчарок на протестующих коренных жителей, Американская федерация труда и Конгресс производственных профсоюзов (AFL-CIO), куда входит влиятельный Североамериканский строительный профсоюз (NABTU), выпустили заявление с поддержкой трубопровода “как части всеобъемлющей энергетической политики. …Строительство и обслуживание трубопровода обеспечивает хорошие рабочие места”. Естественно, Хиллари Клинтон отказалась присоединиться к Обаме в попытке заблокировать трубопровод. И, конечно, Дональд Трамп в самом начале своего правления одобрил этот проект, вскоре после радушной встречи с руководством строительных профсоюзов. Первая порция нефти потекла по этому трубопроводу в тот самый день, когда Трамп вывел Америку из Парижского соглашения по климату.

КОНЕЧНО, ЭТО ОЗНАЧАЕТ, ЧТО СТОРОННИКАМ ВОЗОБНОВЛЯЕМОЙ ЭНЕРГЕТИКИ НЕОБХОДИМО ОСОБО АКЦЕНТИРОВАТЬ НА НОВЫХ РАБОЧИХ МЕСТАХ, КОТОРЫЕ ПОЯВЯТСЯ, КОГДА МЫ ПЕРЕЙДЁМ НА ЭНЕРГИЮ СОЛНЦА И ВЕТРА.

В солнечной энергетике уже работает больше американцев, чем на угольных месторождениях, и эти преобразования только начинаются. Ожидается, что федеральный законопроект о 100% Сандерса и Меркли, кроме огромной пользы для климата, создаст 4 миллиона новых рабочих мест на протяжении следующих десятилетий.

И так как эти рабочие места не всегда будут там же, где была работа, связанная с ископаемым топливом, сторонники возобновляемой энергетики также обязаны требовать справедливого перехода и для уволенных в перспективе рабочих. Группа Labor Network for Sustainability (LNS), занимающаяся вопросами климата и труда, выступает за то, чтобы такие рабочие получили условия как в Солдатском билле о правах 1944 года: выплата полной зарплаты и пособий на протяжении трёх лет, четыре года обучения или переквалификации, рабочее место в рамках программы экономического развития общины. К слову, это также веская причина для создания прочной системы социальной защиты, ведь у революции есть как выигравшие, так и проигравшие.

Сторонники экологической справедливости также проворно обращают внимание на то, что арендаторы и малообеспеченные домовладельцы также должны пользоваться преимуществами революции возобновляемой энергии.  В Бруклине (Нью-Йорк) и Фресно (Калифорния) такие группы как UPROSE и Green for All разрабатывают локальные проекты по солнечной энергетике для обеспечения жителей чистой энергией и хорошими рабочими местами.

Жаклин Паттерсон, возглавляющая направление экологической справделивости в Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения (NAACP), отмечает, что бедные общины нуждаются в защите от любого роста тарифов и нестабильности рынка. “Для таких общин “справедливый переход” означает, что их счета не должны расти”. “В лучшем случае, – добавила она, – они не просто потребители, подписывающие каждый месяц чек; сейчас они видят возможность стать собственниками части инфраструктуры”.

В июне благотворительный Глобальный фонд Уоллеса (Wallace Global Fund) наградил индейцев сиу из резервации Стэндинг-Рок премией в 250 тысяч долларов и инвестициями до 1 миллиона долларов в строительство инфраструктуры для возобновляемой энергетики – подобающие почести для защитников вод, пытавшихся противостоять нефтепроводу Dakota Pipeline. А также напоминание, что частным фондам тоже предстоит сыграть роль в этом переходе.

Политическая борьба за возобновляемую энергетику будет ожесточённой. В январе “Нью-Йорк Таймс” сообщила, что братья Кох начали напористо (и цинично) соблазнять национальные меньшинства, доказывая, что они “больше всех выиграют от дешёвого и имеющегося в изобилии ископаемого топлива”. Их цель не только получить голоса афроамериканцев за энергетическую программу Республиканской партии, но и остановить развитие возобновляемой энергетики в городах с афроамериканским и азиатским большинством, как, например, Ричмонд (Калифорния).

ДВУЛИЧНАЯ ПОЛИТИКА США МОЖЕТ ЗАМЕДЛИТЬ ПЕРЕХОД НА ВОЗОБНОВЛЯЕМУЮ ЭНЕРГЕТИКУ, НО ДРУГИЕ СТРАНЫ СЕЙЧАС ЛИШЬ УСКОРЯЮТ ТЕМП.

Например, в июне китайская провинция Цинхай – равная по территории штату Техас – на протяжении недели использовала лишь возобновляемую энергию. Этот тест надёжности энергосистемы был предназначен для того, чтобы показать: страна может продолжать строить солнечные и ветряные установки в своём рекордном темпе.

И Китай здесь не одинок. В одну апрельскую пятницу Великобритании впервые с начала Промышленной революции удалось обеспечить себя энергией, не сжигая ни единого кусочка угля. Производство солнечной энергии в Чили выросло в шесть раз с 2014 года, а метрополитен Сантьяго недавно стал первым в мире, работающим преимущественно от энергии солнца. Этой зимой Голландия заявила, что сейчас её поезда полностью работают от энергии ветра, и, чтобы донести свой месседж наверняка, в запоминающейся рекламе исполнительного директора железной дороги привязали к вращающейся лопасти ветряной мельницы.

Всё это очень хорошие признаки, – но на фоне стремительного разрушения полярных льдов и рекордных глобальных температур на протяжении последних трёх лет, этого всё равно слишком мало. Потребуется ещё больше решимости – в том числе, чтобы в следующие избирательные циклы превратить американское правительство из преграды в сторонника. И именно популярность идеи возобновляемой энергетики делает это возможным.

“Есть несколько причин, почему призыв к переходу на 100% возобновляемую энергетику работает, почему это такая сильная идея, – говорит Майкл Брун, исполнительний директор клуба “Сьерра”. –  Например, люди могут действовать. Люди, возмущённые, обеспокоенные, угнетённые, отчаявшиеся по поводу изменения климата, – они хотят что-то изменить таким образом, чтобы эти изменения были заметны, поэтому они устремляются в свою непосредственную среду. Устремляются в свой город, штат, университет. И это захватывающе – это способ обратиться к проблеме не только через страх, а с чем-то, что будоражит изображение”.

Иногда, по словам Бруна, всем защитникам окружающей среды нужно собираться вместе, чтобы поработать над одной темой, как то трубопровод Keystone XL или Парижское соглашение по климату. “Но в этом случае сама политика так же разнообразна, как и решения. Это – люди, работающие над тысячами воплощений одной идеи”. Идеи, чьё время пришло.

Впервые опубликовано в “In These Times”.

Оригинальный текст: 

http://inthesetimes.com/features/bill_mckibben_renewable_energy_100_percent_solution.html