BreakFree по коми-ижемски: репортаж из белого пятна

 

Весной этого года по пяти континентам прокатилась волна акций #BreakFree2016. Их участники блокировали угольные шахты и буровые установки, офисы топливных компаний и банки, вкладывающие деньги в индустрию ископаемого топлива. Участники акций хотели послать правительствам и бизнесу четкий сигнал:выполнить Парижское соглашение и  остановить опасное изменение климата можно только сокращая добычу ископаемого топлива прямо сейчас. К сожалению, большая часть Евразии, включая Россию и Ближний Восток остается на карте прошедших акций белым пятном. Между тем, успех кампании против ископаемого топлива зависит от происходящего внутри этого и других белых пятен, где сосредоточена большая часть мировых запасов угля, нефти и газа.

Оставить ископаемых под землей!

Посыл кампании против ископаемого топлива был простой и правильный: если за обещаниями остановить изменение климата с трибуны Парижского саммита стоит  нечто большее, чем просто слова, то сворачивать добычу ископаемого топлива нужно уже здесь и сейчас.

breakfree2016

Фото – Reclaim the Power

География кампании впечатляет: волна акций прокатилась от Европы до далекой Австралии.

BF

Оранжевым показаны акции #BreakFree. Зеленый крестик – то место, где живут коми-ижемцы, о которых пойдет речь дальше

Впрочем, при внимательном взгляде на карту акций становятся видны «белые пятна». Одно из самых больших из них раскинулось на пол-Евразии: Россия, Китай,  Ближний Восток… Что же происходило в это время здесь?

Коми: внутри “белого пятна”

«То, что произошло на Яреге – такого не помнит ни Ухта, ни Ижма. Это нечто  среднее между великой катастрофой, разливом Усинской нефти на Печоре в 1994 г. и разливом нефти на Колве в 2014 году. По реке  Ижма 2 дня шла сплошная нефтяная пленка и стоял невозможный запах нефтепродуктов. После этого часто попадалась рыба с запахом и вкусом нефтепродуктов, а отстрелянные утки были в нефти. С учетом того,что фракции тяжелой ярегской нефти частично катятся в глубине течения по дну, то последствия будут наблюдаться долго», – говорит Николай Братенков, представитель «Комитета защиты Печоры». Это – одна из немногих  НКО, сохранившихся на севере России, несмотря на драконовские законы последних лет.

0dec67bc8e3734ef0e0d222fa7fc2347

Фото – Гринпис

В апреле 2016 года для организации наступили горячие дни: когда Печора, Ижма и Ярега освободилась ото льда – вместо наполненных жизнью северных рек живущие по берегам коми-ижемцы увидели грязные потоки черной жидкости. Она прилипала к лодкам, рукам и одежде людей, обволакивала перья прилетевших водных птиц…

Коми-ижемцы – маленький народ (около 15000 человек), живущий на севере России и говорящий на одном из финно-угорских языков. Для них, как и  многих финно-угоров, гармония с хрупкой северной природой всегда была условием выживания. Но теперь эта гармония оказалась разрушенной. Причину не пришлось долго искать: на землях коми-ижемцев хозяйничает «Лукойл», одна из крупнейших нефтяных компаний России.

Местные активисты обнаружили, что следы разлива ведут к Ярегскому промузлу компании. Дальше охрана «Лукойла» их не пустила, хотя лихорадочные попытки замести следы можно было заметить издалека.

С 15 века, когда их земли были присоединены к России, коми-ижемцы старались ладить с Москвой, избегали участия в конфликтах и бунтах. Но на этот раз терпение лопнуло – и люди стали выходить на митинги и пикеты: Ухта, Том, Ижма, Мутный Материк…

thumb_uploads_images_BlogPost_2126_c605d4f468e5eb2f4185d205a47a4d3f__

Фото – “Комитет спасения Печоры”

Власти реагировали своеобразно. Расследовать, как сотни тонн нефти оказались в реке, не спешили. Зато протесты коми-ижемцев стали объектом пристального внимания силовых структур. В городе Усинск протестующих вызвали на «беседу» в ФСБ. В селах Мутный Материк и Усть-Уса власти грозили устроить «непрятности» всем, кто будет сфотографирован на акциях протеста. В Усть-Усе митинг и вовсе запретили, придравшись к формальностям в подаче уведомлений (в России на любое массовое мероприятия нужно получать разрешение органов власти, в котором может быть отказано по куче причин, чаще всего – надуманных).

Несмотря на давление, коми-ижемцы не намерены останавливаться. Их ближайшая цель ясна:  ликвидация последствий разливов и наказание виновных. При этом бурение нефти на своих землях коми-ижемцы победить пока не рассчитывают и рассматривают как неизбежное зло. Хотя по данным опроса большинство людей здесь считает, что нефтедобыча принесла им больше вреда, чем пользы.

Нынешний случай, на самом деле, не так уж уникален. Ситуацию комментирует Владимир Чупров, руководитель энергетической программы Гринпис России:

«Ежегодно в Ледовитый океан, по данным Росгидромета, из реки Печора попадает порядка 10 000 тонн нефтепродуктов. Лукойл-Коми – основной “поставщик” нефти в Печору – информирует о порядка 6000 тонн нефти, попадающей в окружающую среду в результате аварий на нефтепроводах ежегодно. И нужно помнить, что нефтяные компании традиционно занижают объемы разливов и количество аварий».

Акции и “бочки”

Наверное, митинги и пикеты коми-ижемцев выглядят не слишком впечатляюще по сравнению с красочными акциями #BreakFree. Но в контексте глобальной борьбы за сохранение климата их значение огромно. И дело тут снова в географии. Помните нашу карту с «белыми пятнами»? А вот другая карта: это разведанные запасы нефти в мире. Россия, Саудовская Аравия, Иран, Венесуэла – больше всего «бочек» расположено именно там, где красочных акций пока нет.   Зато, как видим, еще встречаются вот такие коми-ижемцы с написанными от руки плакатами, практически в одиночку противостоящие  прессингу сырьевых компаний и репрессивных режимов.

strategic-oil-reserves-world

Инфографика – Der Spiegel

Когда-то, во времена демократической оттепели 90-х, Комитету защиты Печоры удавалось добиваться успеха переговоров с властями и нефтяными компаниями. Их слово было весомо в важнейших вопросах – от установления границ национальных парков до прекращения ядерных взрывов на Новой Земле. Но сейчас ситуация резко меняется: режим в России становится все более и более жестким. Не в последнюю очередь это происходит  благодаря потоку нефтедолларов из Европы и Азии. Явление, когда сырьевая рента способствуют усилению архаических тенденций в обществе давно известно и носит название “сырьевого проклятия”. Так что совпадение “бочек” и “белых пятен” – наверное, не просто случайность.  

«Теперь же у нас  нет возможностей серьезных переговоров ни с властью, ни с Лукойлом. Они нас не слышат. Они нас игнорируют. Единственный вариант воздействия, оставшийся в руках общественности  – это митинги, шествия,. пикеты, демонстрации. И то, с каждым месяцем законы по проведению этих публичных мероприятий ужесточаются, чтобы последнее средство воздействия низов на верха выбить из рук общественности. Наверное, в соответствии с исторической спиралью мы возвращаемся  к рабовладельческому строю на современном уровне», – делает пессимистический прогноз Николай.

Как избавиться от “белых пятен”?

Есть ли выход? Может быть, правы те, кто говорит, что от гражданских  усилий по борьбе с добычей ископаемого топлива в Европе, Америке или Австралии выиграют в итоге только авторитарные режимы, сидящие на пресловутых бочках?

Наверное, нет – но для этого нужно эффективное средство, позволяющее закрыть белые пятна. И это средство простое. Оно называется “солидарность”. Солидарность с теми, кто борется за изменения к лучшему внутри нашего “белого пятна”, от России до Венесуэллы. Прибыль того же Лукойла напрямую зависит от того, сколько нефти удастся продать в Европе. Это понимают и коми-ижемцы. По их признанию, в своей неравной борьбе они  надеются «только на гласность в международном масштабе, на поддержку международных общественных сил, на возможность влияния с их стороны на международные банки, дающие кредиты фирмам наподобие «Лукойла».

Гринпис – организация, которая сегодня помогает коми-ижемцам больше всего. Признавая проблемы, с которыми его организация сталкивается в России, Владимир Чупров видит возможность менять ситуацию к лучшему: «На самом деле , позитивные примеры есть и у коми-ижемцев. После многолетней общественной кампании со стороны общественных организаций Лукойл-Коми заключил отдельное соглашение с коми-ижемской национальной организацией Изьватас по вопросам социальной поддержки и экологической политики в Ижемском районе. То есть, если для компании вопрос имиджа имеет значение, то такие результаты возможны.»

Пожалуй ключевой момент здесь – имидж компании. Не особо стесняясь участия в «грязных» проектах в собственных странах, компании наподобие Лукойла стремятся демонстрировать  своим клиентам и общественности Запада совершенно другую картинку. Возможно, сам успех идеи гражданских действий против индустрии ископаемого топлива зависит от того, удастся ли заставит западных потребителей думать об истинной цене нефти, газа и угля, которые приходят к ним из «белых пятен».