Тревожные новости метеорологов: глобальное потепление выходит из-под контроля?

 

После обнадеживающих новостей о стабилизации эмиссии парниковых газов и успехах Парижского саммита, недавнее известие о резком росте концентрации углекислоты в атмосфере и росте глобальной температуры прозвучало как гром среди ясного неба. Случившееся может оказаться не простой флуктуацией, а грозным сигналом, что ситуация с климатом намного хуже, чем мы думаем.

Ушат холодной воды от метеорологов

Похоже, Парижский саммит породил осторожный оптимизм среди защитников климата. Объявленная цель: ограничить потепление уровнем в 2 градуса Цельсия, решительные речи мировых лидеров, рост инвестиций в зеленую энергетику – демонстрировали, что проблема климата если еще не решена, то успешно решается. К тому же эмиссия парниковых газов глобальной экономикой практически перестала расти, давая надежду на достижение “пика” и скорое снижение.

Поэтому недавние выводы ученых, что в 2015 году содержание углекислоты в атмосфере росло невиданными темпами, а в течение февраля глобальная температура побила рекорд, превысив историческую норму на 1,35 градуса – имели эффект ушата холодной воды. Неожиданностью они оказались, по-видимому, и для ученых. По крайней мере, к графику с данными пункта наблюдения в Мауна-Лоа (Гавайи) поначалу добавили даже осторожную приписку, что речь идет, возможно, о неточности измерений.  Но на странице с глобальными данными обнадеживающей приписки уже нет…

В чем же дело?

Не верить данным множества метеостанций по всему миру оснований нет. Тогда, может быть, стоит усомниться в данных об эмиссии парниковых газов? Действительно, отследить все топливо, сжигаемое на Земле – непростая  задача, особенно в развивающихся странах, интенсивно открывающих для себя многие «прелести» цивилизации, включая использование ископаемого топлива.

Впрочем, каких-либо данных о резком росте добычи ископаемого топлива тоже не видно. Правда, не исключено, что резкое падение цен на нефть связано с ростом ее производства посредством фрекинга и других современных технологий. Но зато по углю мы наблюдаем скорее снижение. Роста потребления газа тоже не заметно, а в Европе альтернативная энергетика и вовсе активно вытесняет газ

Насколько можно понять из комментариев ученых, в резком росте концентрации углекислоты за последний год виновато не только ископаемое топливо. В 2015 году в мире начался очередной феномен Эль-Ниньо, связанный с повышением температуры и изменением распределения осадков. Одно из следствий – резкое увеличение концентрации углекислоты, высвобождаемой экосистемами.

Coutesy-of-Wikimedia-website-735x400

Фото – indonesiaexpat.biz

«Высвобождаемой» – это такое красивое научное слово. А на самом деле под ним понимаются, например, катастрофические лесные пожары, что бушевали в прошлом году в Индонезии. Или в Российской Хакасии и вокруг Байкала. Воздействие пожаров на концентрацию углекислоты в воздухе будет легче осознать, если вспомнить, что в сентябре – октябре выбросы углекислоты от индонезийских пожаров превышали выбросы, создаваемые ВСЕЙ экономикой США. И это – только Индонезия…

Человечество может оказаться бессильно перед изменением климата

Конечно, нам скажут, что беспокоиться не о чем. Эль-Ниньо – естественный циклический процесс, связанный с изменением океанских течений и господствующих ветров. Но появляется все больше доказательств, что мощность эффекта Эль-Ниньо растет по мере глобального потепления. В 1998 году, например, оно имело невиданный в истории  разрушительный эффект для  коралловых рифов, а концентрация парниковых газов тоже резко возросла (хотя и не так сильно, как в 2015). И сейчас есть все шансы, что это повторится снова. Получается, что парниковые газы усиливают изменение климата (в частности, мощность Эль-Ниньо), а это изменение  само способно увеличивать выброс парниковых газов, даже без прямого участия человека?

Такая ситуация известна инженерам как положительная обратная связь. Наверное, многие сталкивались с тем, что поднесенный к динамикам микрофон улавливает их звук и потом через усилитель передает обратно, превращая вашу речь в отвратительный визг и свист?

Несмотря на название, ничего «положительного» в этом нет, и инженеры обычно делают все возможное, чтобы такой обратной связи избежать: ведь системы с ней легко выходят из-под контроля. Вы уже прекратили говорить – но визг и свист в динамиках становятся все громче и громче.  

То, что изменение климата может стать необратимым, запустив ряд неконтролируемых процессов в биосфере – от лесных пожаров до оттаивания вечной мерзлоты с массовым выбросом метана – известно давно. Но теперь, похоже, справедливость этих прогнозов подтверждается. И сразу в планетарном масштабе: резкое изменение климата (Эль-Ниньо) привело к выбросу углекислоты, который сделает климат еще изменчивее.  

Конечно, будем надеяться, что климат еще окончательно не пошел “вразнос”. Закончится очередное Эль-Ниньо, и  прирост количества углекислоты стабилизируется вновь. Но в любом случае, нынешний сюрприз – грозное напоминание, что мы никогда не знаем точно, как отреагирует Земля на те или иные процеесы. И какой из выброшенных в атмосферу миллиардов тонн углекислоты  окажется  роковым, запускающим по-настоящему необратимые изменения – мы можем только гадать.

Человечество слишком долго надеялись, что контролирует глобальное потепление. И стоит нам по-настоящему захотеть с ним покончить  –  мы всегда успеем снизить потребление ископаемого топлива, вложиться в зеленую энергетику –  и проблема обязательно решится. Но в реальности все может оказаться хуже – начиная неизвестного нам критического уровня все красивые сценарии достижения пика эмиссии и ограничения глобальной температуры пресловутыми двумя градусами могут оказаться лишь мечтами.  Прекрасными – и, увы, несбыточными.

Что делать?

Понятно, что пока потепление не вышло из-под контроля окончательно, нужно как можно быстрее отказываться от ископаемого топлива – ведь именно его сжигание толкает нас все ближе и ближе к опасной границе, точного расположения которой мы, похоже, не знаем. Радикальные изменения в мировой экономике уже начались – в 2015 году инвестиции в возобновляемую энергетику достигли рекордных $286 миллиардов, причем около половины этой суммы приходится на развивающиеся страны. 

Как видим, этого пока не хватает для того, чтобы остановить изменение климата.  Хотя речь идет о сумме,  почти в 2 раза превышающей суммарные годовые инвестиции 6 крупнейших мировых нефтегазовых компаний в свои бизнесы  (около 150 млрд.). Можно надеяться, что после последних нерадостнвых  новостей от метеорологов этот процесс пойдет еще быстрее.  Не пора ли России осознать свою часть ответственности за происходящее на планете и начать идти в ногу со временем – вместо того, чтобы грезить освоениями все новых и новых месторождений? И начать серьезно заниматься “зеленой энергетикой”, отставание в которой от мирового уровня приняло угрожающий характер – как, впрочем, и в большинстве стран бывшего СССР. Это  тем более странно, что для многих из них, наподобие Украины и Грузии, “зеленая энергетика” – единственный надежный путь к энергетической независимости. Пример Латвии, вышедшей в “передовики” зеленой энергетики даже по меркам Евросоюза (больше 30% электроэнергии поступает из возобновляемых источников) показывает, что главное здесь – желание.

Но есть еще один климатический аспект, где роль нашего региона трудно переоценить.   Уже совершенно очевидно, что леса оказались под угрозой, и сами с ней справиться не могут. И это не только пожары – есть все основания подозревать меняющийся климат, например, в массовой гибели елей под Москвой. А массовая гибель лесов на таких огромных пространствах будет, вполне возможно, означать как раз окончательный выход эмиссии углекислоты из-под контроля людей – как это уже происходило в Индонезии.  

Настала пора переходить от  рассказов про выдающуюся роль наших лесов в поддержании климатического баланса к конкретным делам. Вклад России и других постсоветских стран в борьбу с изменением климата может и впрямь оказаться огромным. Но для этого надо начать относиться к своему лесному хозяйству серьезно – а не «оптимизировать» его из года в год, вплоть до полного уничтожения.