Париж учит говорить нефти “Прощай!”

 

Итак – свершилось! На климатическом саммите в Париже удалось то, что не получилось в Копенгагене: переговорщики разъезжаются по домам с готовым текстом соглашения по борьбе с изменением климата. Оно сравнительно короткое, в нем очень мало цифр. Главные из них: страны признают необходимость удерживать потепление на уровне «много ниже 2 градусов Цельсия» и прилагать усилия к тому, чтобы не перейти границу в 1,5 градуса. Напомним, на сегодня потепление составило в среднем по земному шару около 1 градуса, и уже проявило себя природными катастрофами – от невиданных тайфунов на Филиппинах до катастрофических лесных пожаров в России и США.

В том, что соглашение все-таки заключено – огромная заслуга сотен тысяч активистов, вышедших на улицы по всему миру накануне и во время саммита. Даже в Париже, несмотря на чрезвычайное положение после терактов, больше десяти тысяч человек приняли участие в протесте и многокилометровые «красные линии». Они хотели показать переговорщикам, что у компромиссов есть пределы, пересекать которые, значит поставить крест на всех усилиях по решению проблемы климата.

Справедливости ради, в соглашении нет многого из того, что хотели бы видеть вышедшие на улицы люди. Например, жестких сроков по полному переходу на возобновляемую энергетику. Тем не менее, выдерживание даже тех целей, что есть в документе, означает необходимость оставить под землей большую часть тех ресурсов нефти, газа и угля, которые уже разведаны и полностью готовы к разработке.

Что же касается арктической нефти и газа, увеличение разработок сланцевых месторождений – эту деятельность придется сворачивать, если принимать положения разработанного в Париже документа как руководство к действию. А свертывание угольной отрасли должно начаться практически немедленно, ведь уголь является самым «грязным» и вредным для климата топливом, и не менее 80% его должно остаться под землей.

12316380_10153765680472708_5570470931544415137_n

Разумеется, появление текста Парижского соглашения пока не означает победы над изменением климата. Формально, оно еще даже не принято – подписание лидерами стран и ратификация должны проходить с 22 апреля 2016 года до 21 апреля 2017 года. Не исключено, что именно на этой стадии соглашение станет объектом атаки со стороны лоббистов индустрии ископаемого топлива, как это уже было с Киотским протоколом, когда принятие соглашения удалось заблокировать в США не в последнюю очередь благодаря корпорациям наподобие Exxon Mobil.

Надо сказать, что многие положения соглашения довольно общие и расплывчатые, что повышает его уязвимость. Например, трудно понять, как будет работать запланированный финансовый механизм помощи развивающимся странам. Получится ли создать эффективный инструмент помощи пострадавшим от изменения климата сообществам и независимым зеленым инициативам в таких странах? Не превратится ли помощь в очередное средство обогащения правящей верхушки и ее приближенных в странах с коррумпированными и авторитарными режимами за счет интересов простых граждан и окружающей среды, как это слишком часто происходит сегодня с проектами международных финансовых институтов? Не обернутся ли обязательства развитых стран дополнительного бременем для налогоплательщиков – с предсказуемыми последствиями для их популярности? Получится ли эффективно стимулировать инновации в возобновляемой энергетике? И, наконец, удастся ли собрать достаточно средств, чтобы этот «механизм» вообще заработал?

Другая (и, пожалуй, самая важная) проблема – национальные обязательства стран, на которые опирается новое соглашение. Дело в том, что представленные до начала саммита национальные обязательства по снижению выбросов парниковых газов не соответствовали цели в 2 градуса Цельсия. В ходе обсуждений позиция некоторых стран поменялась в сторону усиления обязательств. Но, тем не менее, в преамбуле к уже готовому документу говорится, что совокупные уровни выбросов парниковых газов в 2025 и 2030 годах пока все равно не укладываются в рамки наименее затратных сценариев «2°С».

Иными словами, слишком многими странами решительные меры отложены «на потом». К сожалению, яркий пример здесь – некоторые постсоветские страны, включая Россию и Украину. Их обязательства по большей части сводятся к жонглированию цифрами, где «снижение» обеспечивается не внедрением передовых зеленых технологий, а взятием за точку отсчета 1990 года, когда крайне неэкономно расходовавшая ресурсы советская промышленность еще была жива. Они не одиноки: Индия, например, никак не готова отказаться от абсурдных планов развития угольной энергетики в изобилующих солнцем тропиках. Пример соседнего Китая с его знаменитым на весь мир смогом, вероятно, не впечатляет. Чтобы Парижское соглашение заработало, понадобится регулярный пересмотр обязательств стран.

Так что от гражданского общества и активистов понадобится еще много усилий для того, чтобы заставить созданный в Париже проект заработать на благо всего мира. Тем не менее, Парижское соглашение ни в коем случае нельзя считать пустой формальностью. Оно шлет четкий и однозначный сигнал инвесторам – эра ископаемого топлива подходит к концу. О том, что сигнал услышан, красноречиво говорит динамика нефтяных цен. За месяц, предшествующий саммиту, нефть перешла в очередное снижение, а последние дни переговоров, когда перспективы соглашения стали реальностью, устремилась прямо-таки в крутое пике.

c796b5587c9972c8263b4b2111607b07

График – nasdaq.com

В таких случаях ОПЕК всегда сокращала добычу. Но теперь случилось невероятное – добычу увеличили. Похоже, ископаемое топливо становится похожим на залежавшуюся до весны коллекцию зимней одежды, которую стремятся быстрее сбыть, несмотря на упавшую цену. И это – хорошее предупреждение для стран, связавших свое будущее с ископаемым топливом. Дорогим нефти, углю и газу не стоит говорить «до свидания». Им пора сказать «прощай» – и готовиться жить в мире, 100% энергии в котором создается возобновляемыми источниками энергии.

Гражданское климатическое движение во всем мире планирует работу на следующий год, чтобы сберечь и усилить эту тенденцию. Уже в мае пройдут глобальные мероприятия по блокировке самых больших и грязных предприятий индустрии ископаемого топлива.
// ]]>